«Отвратительное отношение»: Александр Лукашенко охарактеризовал работу лесной отрасли

Прошлый год профильные организации закончили с прибылью в десятки миллионов долларов, но не менее весомые и цифры упущенных возможностей, не говоря о том, что далеко не весь спиленный лес удалось переработать. Растут невостребованные горы брёвен. Замечания Президента касались буквально всех сфер – от заготовки до переработки.

Пять с половиной лет назад здесь с хрустом ломались карьерные лестницы, когда Президент увидел на предприятии совсем не то, что обещали чиновники, начиная масштабную модернизацию. 25 гектаров площади, более 600 рабочих. Перед тем, как войти в холдинг Банка развития «Борисовдрев» было одним из самых проблемных предприятий. За четыре года здесь прошли путь от отрицательной рентабельности до стабильной прибыли. Выручка при этом тоже показала внушительный рост. При том, что резервов для повышения рентабельности у «Борисовдрева» осталось немало.

Сегодня борисовская фанера, МДФ плита востребованы во многих западноевропейских странах, спички закупает Россия. Рынки сбыта расширяются. Регулярно растёт средняя зарплата. Для рабочих созданы комфортные условия, о которых 5 лет назад можно было только мечтать. Пока не все предприятия белорусской деревообработки могут похвастаться высокой прибылью, но если рассматривать отрасль в целом прогресс есть. За прошлый год организации лесного хозяйства в совокупности получили чистую прибыль в почти 43,5 миллиона рублей. А это на треть больше чем в 2017. Производства Министерства лесного хозяйства переработали почти 5 миллионов кубометров древесины, прибавив 45%. С другой стороны так ли это много для страны, которая так густо покрыта лесами. У которой столько деревообрабатывающих предприятий. Только в составе Минлесхоза их больше 80, но главы этого ведомства в составе докладчиков сегодня не оказалось.

Из плюсов. 70% продукции деревообрабатывающей отрасли идёт на экспорт. Мы даже деревянные дома во Францию продаём. К нам пришли крупные зарубежные инвесторы. Но даже после миллиардных вложений, не из каждого бревна удаётся выпилить высокую добавленную стоимость. На складах лесного хозяйства огромные остатки – 3 миллиона кубометров. Резонные вопросы. Почему не переработали и куда теперь девать лишнее?

Великая Китайская стена по-белорусски. Вдоль дороги – более 3 тысяч кубометров леса. В прошлом – здоровые насаждения. Но короеды устроили здесь знатный пир. Проблему пытаются искоренить буквально. Наряду с сухими, вокруг зараженного очага экстренно вырубают и зелёные деревья. Мол, самое быстрое лечение – ампутация. Причём большая часть принявших горизонтальное положение стволов вовсе не выглядят сухими, поэтому Госконтроль с таким санитарным размахом не согласен.

Ну, если с причинами скопившихся остатков всё понятно, то куда их девать в Минлесхозе придумали. Просят Президента нарушить мораторий и продать за границу примерно треть непроработанного сырья.

Если говорить прямо, Президенту подкинули задачу с единственным решением: если сегодня сырьё не продать, то завтра перерабатывать будет уже нечего. Вот и приходится буквально сбывать невостребованное. Это при том, что даже превратив его в топливо, можно было заработать намного больше. Цена за тонну пеллет в Западной Европе доходит до 250 евро, то есть уже сопоставима с нефтью, а у нас в стране почти 2,5 тысячи котельных. Для решения проблемы предлагают построить 6 пеллетных заводов.

За примерами не нужно ходить за тридевять земель – слова Президента глава госконтроля подкрепляет фактами. В Поставах частник буквально за год с нуля открыл завод на почти 40 тысяч тонн пеллет в год. Это при том, что 11 устаревших пеллетных производств Минсельхоза делают вдвое меньше.

Выбирать не приходиться. Природа сама всё решила, вручив белорусам щедрый подарок в виде такого масштабного возобновляемого ресурса. И между прочим суверенная Беларусь это богатство не только потребляла, но и существенно приумножила. Если в начале 90 годов покрытые лесом земли у нас занимали меньше семи с половиной миллионов гектаров, то теперь приросли почти на миллион. Ну, стоит вспомнить про символичность леса для каждого из нас.

Алея почётных гостей возле Дворца Независимости. Эти ели высаживали Главы государств – от Китая и Индии до стран Латинской Америки. То есть рост деревьев олицетворяет и рост белорусской дипломатии. Похожая традиция есть и ещё в некоторых государствах. Например, в Иерусалиме президенты сажают оливковые деревья. Как символ мира на фоне бесконечной эскалации ближневосточного конфликта. Во французской Нормандии – дубы, символ мужества союзных войск во время высадки в 1944. Впрочем, общая победа в 1945 не меньшая заслуга белорусских партизан. А не было бы лесов, вряд ли народное сопротивление смогло долго продержаться в открытых полях. Лес в 21 веке, на фоне всемирной борьбы с пластиком и прочими химикатами, это уже гораздо больше чем экономика. А здесь статус лесной державы, вскоре может оказаться выше ядерной.

Источник: ONT.BY

Последние новости
  • Поздравляем с профессиональным праздником!
    С Днём строителя!
    Более Br25 млн направят в Брестской области на подготовку к отопительному сезону